Здравствуйте, уважаемые дамы и господа!

Хотелось бы поделиться с вами очень интересным событием: буквально недавно мне довелось в ресторане провести урок судьбопсихологии. Да-да, в ресторане - не на научной конференции. И поскольку это достаточно забавная история, полагаю, она должна поспособствовать проникновению в тайну судьбоанализа, ибо так я еще ни разу не объяснял.

Итак, я случайно попал в ресторан. Собственно, занимался я своими делами, и вот прибыл на ужин. Как в дальнейшем обнаружилось, я оказался за одним столом «с крайне известным человеком» (как это принято сегодня считать). Что же, «крайне известные» люди, как вы понимаете, обыкновенно крайне невоспитанно себя ведут – да, безрассудно-некорректное поведение – это обычное явление для таких персон.

Представьте себе ситуацию: я сижу напротив некоей персоны. Данный человек вовсе не знает, кто я такой. Сия персона лежит на столе, как кот, объевшийся сметаны, косит на меня глазами и так нехотя-лениво беседует с участниками данного вечернего действа; ведет беседу, в том числе, и со мной.

Первый вопрос, который он мне задал выглядит так:

– Так что там придумал Сонди…. или что там вы придумали?

Я, безусловно, удивился! Знаете ли, я понимаю, что люди известные довольно часто оказываются банально необразованными, но эту байку, что, дескать «Сонди» придумал Мальцев» доводилось слышать уже не впервой.  Парадоксально, но факт: вот я поражаюсь своей «знаменитости», ведь должны говорить, по сути, что судьбоанализ придумал Михаил Ильич Вигдорчик! По факту он 30 лет посвятил судьбопсихологии, а я каких-то «несчастных» три (3!) года. Да, по идее все должны считать, что мой учитель, господин Вигдорчик придумал «судьбоанализ как науку», но почему-то таковые «лавры» периодически приписывают мне.

На заданный вопрос я ответил, что Леопольд Сонди (или Липот Зонненшайн) - один из величайших учёных; человек, который создал психологию в том виде, в котором она известна сегодня большинству людей, и, в частности, создал Судьбоанализ, как один из ведущих столпов глубинной психологии.

Леопольд Сонди

Следующая реплика «известного человека» убила меня насмерть! Но прежде он зевнул, повернулся ко мне и с очень, очень умным видом спросил:

- Что, прямо на таком уровне???

Я ему объяснил, что ничего не знаю про уровни; однако Фрейду, как считается, принадлежит открытие «персонального бессознательного», Юнг впервые научно описал «коллективное бессознательное», а Сонди – «родовое бессознательное» – и на этих трех столпах и стоит глубинная психология.

Это заявление его крайне удивило: взгляд был такой, будто бы я ему предложил новый бизнес-проект.

…Честно говоря, когда я иду на ужин, то определённо собираюсь есть и точно не собираюсь говорить о судьбоанализе! Но этот достаточно известный человек… он оказался «приставучим», да похуже банного листа! И он вовсе не собирался останавливаться, и немедля задал следующий вопрос. Впрочем, вопрос для меня казался чем-то средним между диким сумасшествием и шуткой – а он спросил так:

- И что Липот Сонди думает на счет моей судьбы?

Я искренне пояснил, что, дескать, не знаю… дело в том, что Сонди давно скончался – и потому спросить господина-основателя судьбоанализа затруднительно. По этой же причине следом я объяснил, что как мне видится, если бы мой собеседник потрудился познакомиться с трудами Липота Сонди, то он бы сам себе смог дать развернутый ответ на этот вопрос.

И этот знаменитый человек, конечно же, сказал, что «читать – это долго и скучно, и лучше бы я ему рассказал», – но сказал он это таким способом, словно это не терпело возражений и являлось наказом продолжать.

И тут я уже принял решение прочитать лекцию об этике и эстетике на базе судьбоанализа.

Я сказал, что ни в чём не упрекаю персону напротив, и продолжил о том, как Сонди нарисовал очень интересную жизненную модель: если бы мой собеседник смог себе представить автобус, в котором сидят его родственники, а он – водитель этого автобуса, и рулём машины управляют все его родственники как, собственно, и жизнью – и вот это Сонди и называл «навязанной судьбой».

Навязанная судьба. Модель автобуса

Он аж подпрыгнул – «котячая» поза сменилась на позу ротвейлера - и известный человек заявил, что ему очень хочется думать, что собой управляет именно он. На что я спокойно объяснил, что тест и методология Сонди абсолютно валидны, а потому всё, что мой собеседник думает, не имеет никакого значения: автобус есть, и он водитель этого автобуса.

…Огонь в глазах померк. После чего данный человек заявил: «… по-любому не буду читать никаких Сонди, поскольку приятней думать, что собой управляю Я» - не то вдруг действительно всё окажется правдой.

Так как из Сонди он ничего не понимал и не понимает до сих пор (не так много времени прошло с момента беседы в ресторане), он решил развлечься на тему теста Сонди. В данном ключе, как ему казалось, он хоть что-то знает. «Известный человек» сказал, что он неоднократно прошёл «смешной тест Сонди», который ему «нагадал», что он должен быть «величайшим деятелем искусств и литературы и прочее».

Когда я спросил, какое отношение «профессия» имеет к тесту Сонди, собеседник удивился, и ответил, что «так было написано в интернете». На что пришлось пояснить:

- Хорошо, в течение одной минуты я всё-таки просвещу Вас: профессиями (выбором и ориентированием) занимался ученик Сонди – Мартин Ахтних, но никак не Сонди – что его сильно удивило (оказывается, то был не «тест Сонди»).

Затем я объяснял, что все тесты в интернете не имеют никакого отношения к Сонди, равно как и не имеют отношение к тесту Ахтниха: предложенное – это просто развлечение и не имеет никакого отношения к глубинной психологии, более того, таковое развлечение прямо ей противоречит.

Тест Ахтниха

На что собеседник сказал:

– Мне всегда хотелось верить, что тест правильный, так как я действительно достаточно известный деятель искусств.

Я предпринял попытку пояснить, что это хорошо, когда человек нашёл себя, когда у него всё в жизни хорошо, есть перспективная карьера, пришло признание – это всё прекрасно, но к Сонди и судьбоанализу это всё равно не имеет никакого отношения. Затем я продолжил и рассказал, что с судьбоаналитической точки зрения не анализировал ни судьбу моего дражайшего собеседника, ни его карьеру, ни стиль жизнь, а потому давать комплексное заключение – задача тяжёлая, но, исходя из видимого поведения, если он так подходит к своей жизни, как сейчас себя ведёт, то иным способом, кроме как «пипл хавает», я объяснить его знаменитость не могу – и тут «известный человек» впервые смутился; видимо, он думает точно так же, как и я.

Затем мы некоторое время ели. Ели молча. И только я решил, что меня от прочтения лекции освободили – как ни тут-то было! «Автобус», видимо, сильно не понравился, и потому, когда вопрошающий приговорил первую тарелку, он меня спросил:

– А с этим сделать что-то можно?

Так как я доедал свой ужин и отвлекаться не хотел, автору вопроса пришлось подождать; однако люди такого типа нетерпеливы, всё же, поза ротвейлера не сменилась позой кота.

Я объяснил собеседнику, что суть Сонди заключается в достижении состояния «понтифекс оппозиторум» (pontifex oppositorum), и развил изложение тем, что существует навязанная судьба, а значит, есть и «Я–зависимое». Также представлено и «Я- свободное», которое управляет «свободной судьбой». И когда два «Я» вступят в конфликт между собой, то на плодах этого конфликта возникнет третье «Я – сильное, мудрое и одинокое», которое Сонди и называл «понтифекс оппозиторум», или «высшее жреческое, объединяющее все противоположности» …

Он радостно осведомился:

- Так что, есть выход из положения?

- Я думаю, что да, есть; однако существует одна-единственная проблема: за Вас никто ничего с Вашей судьбой делать не станет. Судьбопсихология – такая штука, знаете ли, где вместо человека ничего поделать невозможно, совершать выборы и поступки всё равно придётся самому человеку. А если человек не знает, что делать и как поступать (или не может), есть специалист, который способен помочь и объяснить, как действовать. Однако делать «за человека» и «вместо человека», что-либо менять в его судьбе никто не будет. Другими словами, судьбопсихология усматривает абсолютно иной вид терапии.

Поэтому маловероятно, что он понравится человеку, который хочет просто заплатить денег и ждать, «пока всё изменится само собой». Сонди не создал заводов и таблеток «от судьбы» и «для судьбы», по этой причине судьбой придётся управлять самому, приобретая навыки, стремясь к универсализации знания и умений. Чем больше вы умеете, тем более управляема ваша судьба; и чем больше вы знаете, тем меньше сомнений испытываете в правильности той дороги, по которой вы идёте… чем качественнее знания, тем больше уверенности в той дороге, по которой Вы шагаете по жизни.

Собеседник многозначительно посмотрел в потолок, повисел там около минуты – все уже устали ждать – и выдал сакраментальную фразу:

– Как-то всё это очень сложно.

Я ему объяснил, что Сонди не рассчитан для людей, у которых низкий интеллект, от чего известный человек даже обиделся. Также я пояснил, что никак не смогу пересказать более 50 программных трудов Сонди за время часового ужина, на который попал совершено случайно.

И в общем, я думал, что в этот раз уж точно всё закончилось и дальше говорить не придётся. Но тут мой собеседник превратил ужин в «витрину магазина» и очень ехидным голосом у меня спросил:

– Говорят, вы что-то и про академика Попова знаете? (понятно, кто ему рассказал – за столом присутствовали многие мои знакомые).

Академик Попов

И я совершенно спокойно ответил, что «не просто знаю, но являюсь последователем академика Попова, причём одним из немногих в мире». Тогда он прекратил быть ротвейлером, откинулся на спинку стула, скрестил руки в защитной позе, словно локтями защищаясь от меня (как будто я его бить собираюсь) и прошипел:

- Скажите, а у Попова всё не так сложно, как у Сонди с судьбой?

И в этот меня прорвало! Я рассмеялся, в конце сказал, что Попов – это просто *****! И что Сонди – это «дитя неразумное» по сравнению с академиком Григорием Семёновичем Поповым, при том, что Сонди, между прочим, самый великий психолог в мире.

- Позвольте, в таком случае, полюбопытствовать о мнении Попова о судьбе!

 Итак, цитирую ответ:

- Вся проблема – в скорости обучения.

Он спросил: – Чему? На что я ответил: – Наверное, тому, что Вам необходимо, чтобы Ваша судьба стала управляемой. 

Собеседник осознал, что Попов – это ооооооооооочень долго; после чего выставил левую руку вперёд, как фехтовальщик, положил её на стол, правой продолжал есть – и в такой позе он решил взять быка за рога в той сфере, в которой он считал себя непобедимым:

– А что Вам нравится из литературных произведений, мой друг? - сказал он, словно приглашая меня на поединок. На что я ему ответил:

- Нравятся книги братьев Аркадия и Бориса Стругацких.

Он выпучил глаза, как донная рыба, и спросил: Почему? Я пояснил:

- Потому что мне видится, что они связаны с академиком Поповым, и что большинство книг Стругацких (не берусь утверждать, что абсолютно все, но подавляющее большинство) написаны по мотивам закрытых исследований советской науки. Известный человек заявил, что это очень интересно и что ему бы хотелось послушать мои доводы на эту тему. И я ему спокойно рассказал:

- Возьмите к примеру, «Пикник на обочине» – тот самый золотой шар из данного произведения и ЯРГ (ядро рецензорной группы) академика Попова – это совершено идентичная аналогия.

Пикник на обочине золотой шар

Он воскликнул, что никогда в жизни не слышал о «ядре рецензорной группы»!

– Не мудрено, - ответил я, - Вы же не имеете никакого отношения к исследованиям академика Григория Попова о памяти человека, но как специалист в своей области, я говорю вам, что это совершенно идентичная аналогия. И персонажная модель сталкера, и ловушки в зоне – все имеют аналог у учения академика Попова о памяти.

И Вами любимое произведение «Улитка на склоне» описывает прототипологическую составляющую памяти и её отражение в сознании человека. И многие другие произведения, соответственно, обладают крайне интересными характеристиками.

Есть ещё кое-что, что хотелось бы отметить. Дело в том, что моего собеседника, как мне показалось, постоянно и неуёмно интересуют деньги. Он все паузы между нашими беседами заполнял разными рассказами о деньгах. В конце концов я обратил его внимание на тот, что у Стругацких есть потрясающая книга, «Путешествие в преисподнюю», в которой подробным способом всё про деньги и написано. Он, безусловно, читал эту книжку, но так и не понял, «где там деньги». И да, для таких людей «деньги – это количество проданных копий книги». Вообще, очень забавный человек; в принципе крайне забавно общаться с подобного рода людьми, особенно при условии случайной встречи, когда ты их не знаешь. Это уже потом выясняется, что они знаменитые деятели искусств, но за обычным ужином как-то всё равно, кто именно сидит за столом. 

Венцом моей лекции было объяснение афоризма Сонди, что «Из ничего и будет ничего». Мне так весьма часто говорил мой учитель, Михаил Ильич Вигдорчик, когда преподавал судьбоанализ. Известному деятелю этот афоризм понравился безмерно! И это единственное, что он смог понять о психологии Липота Сонди.

***

Вот так, уважаемые дамы и господа, мне довелось прочитать небольшую лекцию за ужином некоему великому деятелю искусств всех времён и народов, который, по странному стечению обстоятельств, согласился для вас остаться безымянным.

Мальцев Олег Викторович

Источник: Официальный сайт PHD Олега Мальцева

нравится: 8

Дата публикации: 04.08.2018 Просмотры: 245